четверг, 3 января 2008 г.

Визит к деду Билану* (1972 г.)

Дед Билан.
В день военно-морского флота в Свиридовке зашла речь о моряке, который служил еще в царском флоте. Жил он в этом селе одиноко.

Я решила, что его надо навестить, поздравить. Мои тёти (Варя и Сеня) запротестовали - там у него грязь, беспорядок, страшно туда и ногой ступить, зачем тебе туда идти! Уговорила пойти туда Славу Станкевича, ленинградца, который гостил тогда в Свиридовке. Купила бутылочку вина, коробку конфет, и мы отправились. Его хата и вся усадьба хорошо видна была с горки и с главного сельского шляха.

Заходим во двор - он просторный, чисто выкошен, зеленый. Крылечко с навесом, с двумя скамеечками по бокам, аккуратное, чистое. На одной из скамеек сидит сам Билан. Знакомимся, объясняю, кто мы и откуда, пришли поздравлять, прослышали, что он бывший моряк. Говорит: оце так, живу тут, як бачите, сам. Показывает на крышу - це мiй штурманський мiстiк (крилечко), стою на вахтi i нiхто не змiняе вже 20 рокiв. Жiнка померла 20 рокiв тому. Приглашает в хату. Заходим. Поражает чистота и порядок, никакого хлама. Долiвка чисто помазана, стены белые и окна чисто вымыты, протерты, сверкают. На стене портрет жены - молодая, в украинском костюме. "Вахту виконую i палубу свою держу як треба на кораблi". Вышли опять на "штурманский мостик", т.е. сели на скамейки, и тут начался разговор.

Слава задавал вопросы, а дед рассказывал. Служил он на Черноморском флоте, на кораблях, в штурманской бригаде. Перечислил названия кораблей, на которых служил или которые видел, описал штурманские приборы, в которых он разбирался и которыми умел пользоваться. И главные события тех предреволюционных лет на флоте - приезды царя, адмиралов, морские военные парады, настроения матросов. Слава (он работал редактором в журнале в Ленинграде) задавал наводящие вопросы, а деду, видимо, было интересно общаться с таким понимающим его человеком, и он разговорился.

Под конец рассказал кое-что о Свиридовке. Он помнил моего отца - "дуже освiчена, розумна людина, юрист", а также назвал еще нескольких активных деятелей тех лет. Сказал: "то таке, бандiти". О 33-м годе тоже рассказал, о больших семьях настоящих хлеборобов, умевших пахать и знавших землю - все они погибли от голода. Потом я предложила сфотографировать его. Из ящика достал свою морскую сорочку и награды - георгиевские кресты, оделся. Карточки я сделала позже и послала ему по почте. Он их получил, и приходил к моим тётям сказать об этом и поблагодарить.

А на следующий год, летом, в один прекрасный день, он зашел к тетям во двор. У них сидели в гостях учительницы и соседки. "Прийшов побалакати з тiею розумною людиною (это Слава), а тут саме бабйо, тьфу!" Повернулся и ушел разочарованный.

Хозяйство у него было организовано разумно. Держал курочек, сколько надо в отдельном сарайчике, землю возле хаты засевал и обрабатывал сам, ввел "севооборот" - картофель, ячмень, клевер. Клевер у него забирали, а взамен приносили молоко. Но всё проходит. Нет уже деда и его усадьбы. Заросла она бурьяном, покосились строения. Такую грустную картину можно видеть с той же горки.

Остатки хаты Деда Билана,
сентябрь 2008 г.

* «Володимир Федорович Бiлан був узятий на флот у 1909 роцi. Вiн користувався повагою в начальства, дослужився до звання утер-офiцера. Бачив в Севастополi царя i його сина. В першу свiтову вiйну Бiлан воював на подводному човнi. Нагородженний медаллю «За хоробрiсть» i двома Георгiïвськими хрестами. Другий хрест йому власноручно прикрiпив на груди головнокомандуючий Чорноморським флотом адмiрал Колчак. Бiлан воював, був присутнiй на засiданнi Центрофлоту в Миколаєвi, де виступав Колчак. А вже згодом в рiднiй Свиридiвцi очолював земельну секцiю. Коли на Украïну посунули кайзерiвськi вiйска, вступив у сотню Червоних козакiв, попав в оточення, а потiм i в руки гетьманскоï варти. Босий i голий взимку втiк. Дiставшись до Одеси, служив на кораблi, а коли встановилась радянська влада, повернувся додому». («Зоря», №95, 24 листопада 1993 р.)

Комментариев нет: