четверг, 3 января 2008 г.

Экспедиция на Тянь-Шань

Тянь-Шань


Летом 1946-го года, после защиты, Карим (Мынбаев) предложил мне и Валентине Алексеевне Королевой-Павловой принять участие в экспедиции на Тянь-Шань, в районы, где рос дико кок-сагыз. К этому же времени повысили кандидатам зарплату (2,5 тыс. вместо 800), прикрепили к специальному магазину на Обводном [Фрунзенский универмаг]. Я смогла одеться - купила платье, обувь и еще кое-что.




Туда ехали на поезде, с трудом преодолели Москву. Не могли достать билет на Казанском вокзале, долго мыкались по Москве и, уж не помню как, но уехали. Путь был долгий - 5 суток от Москвы до Алма-Аты. А там на машинах - "виллис" и грузовая - отправились в горы. К экспедиции я совсем не была готова. Ни фотоаппарата, ни тетрадей для записи, ни сеток для гербария. Только пакеты для сбора семян и корневищ. Жили в палатках, кормили нас мясом, которое добывали мужчины на охоте. Они очень увлекались ею и почти всё время носились по горам за дичью.




Средняя высота дна долин, где рос кок-сагыз, 3000 м над уровнем моря. Ходить было тяжело, ноги были у меня пудовые. Болело сердце. Места совсем пустынные, т.е. нет там ни деревень, ни одиноких жилищ. Только стада и пастухи на конях и пограничники тоже на лошадях. Лишь в одном райцентре у подножья Хан-Тенгри были дома - мазанки, и местное начальство устроило нам той. То есть роскошный обед - бешбармак с водкой и всякие другие местные блюда. Всё это было под открытым небом, ночью, что спасало меня, - водку наливали всем стаканы полные и велели пить, я же потихоньку опрокидывала их на землю под столик.


Тянь-Шань. Пик Хан-Тенгри.

Но какая красота - Хан-Тенгри! Острая ледяная вершина возвышается над остальными хребтами на 2000 м. А сам Хан-Тенгри - 7000 м. При лунном свете, ночью, выглядело всё невероятно фантастично. Днем вечные снега сверкали по-другому, как разноцветные брильянты в солнечных лучах. А ниже льдов и снегов были цветущие голубые незабудки, они сплошными потоками спускались с гор. Кроме незабудок, было в альпийской зоне много других прекрасных цветов. Но они не образовывали такого голубого сплошного ковра. Очень хотелось собрать гербарий, засушить, описать, но наш начальник всегда торопил, машина проносилась по крутым, часто отвесным склонам, и на гербарий времени не было. Но думаю, что и сама я виновата, была полудохлая от высоты. Умывались, мыли даже волосы, в ледяных горных потоках. Уходили подальше от лагеря, чтобы можно было раздеться, искупаться. Сидела у бурлящих потоков на камнях, а вокруг стояли стройные тяньшанские ели. Красота невероятная, как в песне о Гайавате. От ледяной воды никаких простуд, даже насморка, не было.


Самолет "дуглас".

Возвращались мы самолетом, на который тоже попали с трудом. Меня невероятно укачивало, думала, живая не останусь. Легла в проходе на пол и боялась пошевелиться. Это был "дуглас", и его бросало всё время в воздушные ямы. Очень неприятное ощущение. А Валентина Алексеевна, за которую я беспокоилась, сидела спокойно в кресле, читала и на меня сердилась за мое "поведение". Всего было 17 часов в воздухе, с тремя или четырьмя посадками по пути.

1 комментарий:

Анонимный комментирует...

Самолет на фотографии не "Дуглас" (Ли2), а машина Туполева АНТ20 "Максим Горький"