четверг, 3 января 2008 г.

ПРИЛОЖЕНИЯ. Из далекого прошлого. Как маму судил ревтрибунал.

Мама Зои, Наталия Васильевна Соколовская, на фоне школы в Новой Гребле. 1913 г.


Мама была учительницей в селе Новая Гребля в годы революции. Начала она там работать еще до нее, в году 1913-м или 14-м. Когда она поступила в это село на работу, эта четырехклассная церковно-приходская школа раньше находилась в старом запущенном доме. Дети тоже были в запущенном состоянии.

Но мама попросила помощи, и земство построило новое красивое здание для школы. В нем была и квартира для учителя-заведующего. Эта школа стоит и сейчас, она типовая по архитектуре, красивая.

О том, как мама пожаловалась местному помещику. (* на самом деле он был не помещиком, а просто землевладельцем) Сергею Филипповичу Терешкевичу на плохую успеваемость детей из-за того, что дети приходят на уроки голодными, я уже писала. Этот помещик присылал бесплатные завтраки в школу вплоть до самого 1917-го года.

В 1918-ом году в школе многое изменилось. Перестала исполнять свои обязанности истопница и уборщица. Она "загуляла" с солдатами. Сказала, пусть барыня, т.е. учительница, сама топит и убирает. Мамины призывы к ней не действовали, и пришлось ее уволить. Тут-то и началось. Она подала жалобу в ревтрибунал на барыню-эксплуататоршу, и был устроен суд над ней. Мама рассказывала, что вошла она в зал, где собрались судьи и зрители. На нее обратились сотни ненавидящих глаз. Зал был набит до отказа солдатами, защитниками этой женщины. Во всех глазах горела злоба и ненависть, жажда растерзать. А мама жила там одна. Отец мой, офицер, был еще на фронте 1-ой мировой войны. Это знали. Мне был год с чем-то, и приезжал какая-то из маминых сестер из соседнего села Свиридовки нянчить ребенка, помогать ей.
После предъявленных обвинений маме все же дали слово. И она, не растерявшись, начала рассказывать им, что такое новая власть. Рассказывала то, о чем мечтала тогда наивная интеллигенция, - об учении Маркса-Энгельса (о Ленине в те времена еще не очень много знали). Главный мотив ее выступления был - что власть теперь принадлежит народу, и надо всем прежде всего трудиться на тех местах, на которые они призваны. Она учит бедных крестьянских детей, помогает им стать образованными, выйти в люди, и Ульяна (так, кажется, звали ту женщину) должна ей помогать, создавать нормальные условия для учебы этих детей. А что же будет, если она, учительница, займется посторонним делом и забросит обучение детей?

Постепенно настроение в зале менялось. Начали раздаваться возгласы - пусть говорит! дать ей еще слово! Злоба в глазах стала стихать, затухать. Мама говорила два часа, а потом ей задавали вопросы. Отвечала на все в просветительском духе. Мама поняла, что эта толпа совершенно дикая, необразованная, и терпеливо отвечала на все их вопросы, разъясняла то, чего они не понимали...

Чем всё кончилось? Ее оправдали, но дома с нею сделалась истерика, не могла спать, и вскоре пришлось уехать из этого села. Возвратилась в свою родную Свиридовку, тоже в школу, но здесь была школа большая, и были старые, очень уважаемые в селе учителя (семья Головко с женою и другие).



Василий Ипполитович Янушевич, офицер царской армии, отец Зои, ее мама Наталия Васильевна с маленькой Зоей на руках. Свиридовка, 1917 г.

Комментариев нет: